Игорь Андреев: Алексей Михайлович

Игорь Андреев: Алексей Михайлович
Тишайший - с таким прозвищем царь Алексей Михайлович вошел в русскую историю. Но прозвище, как это чаще всего и бывает, обманчиво. Более чем тридцатилетнее правление второго Романова исполнено бурными событиями: многочисленными войнами и мятежами,...

Автор: Андреев Игорь Львович
Редактор: Петров А. В.
Издательство: Молодая гвардия, 2006 г.
Серия: Жизнь замечательных людей

Комментарии:

Косов Павел (рецензий 100 / оценок +991) +12

Книга о втором царе из рода Романовых, Алексее Михайловиче (1629-1676), относится, несомненно, к лучшим книгам из серии ЖЗЛ, посвящённым русским государственным деятелям.
Век семнадцатый известен публике, вероятно, меньше, чем, например, век восемнадцатый. Для многих история современной России начинается как раз с Петра I и его реформ. Однако основы многого из того, что было сделано первым русским императором, было заложено ещё отцом, правившим три десятка лет. Прежде всего это касается...

Читать полностью Книга о втором царе из рода Романовых, Алексее Михайловиче (1629-1676), относится, несомненно, к лучшим книгам из серии ЖЗЛ, посвящённым русским государственным деятелям.
Век семнадцатый известен публике, вероятно, меньше, чем, например, век восемнадцатый. Для многих история современной России начинается как раз с Петра I и его реформ. Однако основы многого из того, что было сделано первым русским императором, было заложено ещё отцом, правившим три десятка лет. Прежде всего это касается укрепления самодержавия, личной власти царя, что проходило крайне болезненно, но стало первым шагом на пути к жёсткому абсолютистскому режиму императора Петра Алексеевича. Нельзя забывать и об известной европеизации Московского царства, которое в быту и, порой, в идеологии впитывало влияние своих западных соседей. Разумеется, процесс этот носил преимущественно узко-сословный характер и затрагивал царя и его аристократическое окружение. Это также попытка создания регулярной армии (царь отправлял на учёбу за границу молодых дворян и призывал на службу иностранцев), причём лично Алексей Михайлович, не выказывая, в отличие от своего знаменитого младшего сына, прямых военных талантов, всё же, как показывает автор книги, был неплохим интендантом.
На время правления Алексея Михайловича, как и на весь бунташный семнадцатый век, пришлось великое множество беспорядков и событий, которые вызвали социальные потрясения и кровь - церковный раскол, людские бунты, "воровское" восстание Степана Разина. Алексей Михайлович, которого прозвали Тишайшим, был, действительно, человеком мягким. По меткому замечанию автора книги, там, где Иван Грозный, к которому второй Романов относился уважительно, давно бы нашёл измену и крамолу и сколотил бы плаху, Алексей Михайлович действовал смиренными словами и лишь хулил своих подданных. Впрочем эта мягкость и удивительная набожность (многочисленные паломничества по монастырям, тонкое знание церковных служб и обрядов, которое позволяло царю поправлять во время служб священников) не мешали Алексею Михайловичу при необходимости грозно расправляться с бунтовщиками, как это было, к примеру, во время Медного бунта в Москве в 1662 году, вызванного новой экономической политикой государства (чеканкой медных денег вместо серебряных), когда стрельцы кроваво расправились с восставшими. Так было подавлено и восстание Степана Разина, которое не стоит, как в советской историографии, рассматривать с точки зрения классовой борьбы. "Бессмысленный и беспощадный" русский бунт был порождён не только порой слишком решительной политикой московского правительства в отношении Украины, но и стихийными процессами в вольном казачестве. Преступники под предводительством Разина действовали кроваво, но не менее кроваво действовали и те, кто их усмирял.
Значительное, если не решительное место в книге закономерное уделено внешней политике Московского царства и церковному расколу. Детально рассмотрен неоднозначный процесс присоединения Украины к русскому государству. Во взаимоотношениях государя и патриарха Никона нашёл отражение процесс смены эпох, характерный для всего 17 века и затронувший также Московское царство, которое выходило на новый уровень своего исторического развития, в котором царская власть не могла и не должна была быть скована какими-либо ограничениями, особенно если, как в случае с честолюбивым Никоном, они были вызваны во многом личными качествами церковных иерархов.
Скрыть
14.09.2008 20:32:05 -= Елена (рецензий 357 / оценок +798) +3

Добавлю страницу.


19.09.2008 12:10:51

Выберите формат книги:






Добавить комментарий:

Добавить свой комментарий:
Имя:
E-mail:
Сообщение: