Питер Хёг: Смилла и ее чувство снега

Питер Хёг: Смилла и ее чувство снега

Она читает снег, как раскрытую книгу. Она верит числам, но не верит людям. Особенно — официальным лицам, тем, кто пытается ей доказать, что мальчик-гренландец просто играл на крыше и случайно сорвался вниз. Потому что она знает, как сильно он боялся…

12+
Автор: Хёг Питер
Переводчик: Краснова Елена Всеволодовна
Издательство: Симпозиум, 2016 г.

Комментарии:

Olgatje
(рецензий 242 / оценок +4257)

+37

Начну с главного: эта книга вызвала у меня недоумение своей негармоничностью. С одной стороны, было интересно читать про снег и рассуждения героини романа — фрекен Смиллы, — которая находится в очень интересной жизненной ситуации, будучи дочерью гренландки и очень богатого европейца, то есть и в Гренландии, и в Дании она находится на стыке классов и культур. Семья у Смиллы не из благополучных, и ее потребительское отношение к отцу отчасти этим объясняется, хотя только благодаря ему она не…

Читать полностью
Начну с главного: эта книга вызвала у меня недоумение своей негармоничностью. С одной стороны, было интересно читать про снег и рассуждения героини романа — фрекен Смиллы, — которая находится в очень интересной жизненной ситуации, будучи дочерью гренландки и очень богатого европейца, то есть и в Гренландии, и в Дании она находится на стыке классов и культур. Семья у Смиллы не из благополучных, и ее потребительское отношение к отцу отчасти этим объясняется, хотя только благодаря ему она не роется в мусорных баках в рваном дождевике и стоптанных башмаках, а каждый день моется, ест мясо и спит на кровати. Неудивительно, что такому человеку трудно устроиться в жизни, отсюда рассуждения на тему привязанности и ее желанного отсутствия, необходимости красивой одежды и внешнего вида, характеров людей и их поведения, семьи и т.п., попытки думать, как другие, в определенных ситуациях, в общем, различные психологические изыски. Честно говоря, что нужно Смилле, не ясно даже самой Смилле, и с увеличением числа прочитанных страниц это стало немного раздражать. В конце концов, я лично успокоилась на мысли о том, что ей просто нужно вести себя, как простые смертные, чего она избегает (кажется, любовь и привязанность получались у нее хорошо). С другой стороны, этот странный мистико-детективный сюжет кажется мне неуместным, если связать его с упомянутыми психологическими и культурологическими описаниями. Я бы предпочла какой-нибудь совсем обыденный сюжет, в котором столкновение Смиллы и Дании с ее образом жизни выглядели бы более органично. Например, с участием того же любовника. Пусть бы Смилла банально металась между своими представлениями о необходимом одиночестве, своей несовместимости с людьми, гренландскими привычками и чувствами к соседу-механику на фоне льда и снега с множественными объяснениями. Мне было бы понятнее, но увы…

Что же пришлось мне так не по вкусу? Сначала необычная способность Смиллы «читать» снег и ориентироваться в пространстве кажется удивительной, но постепенно в книге копится столько людей со способностями и возможностями (типа феноменальной памяти на цифры или различения диалектов на слух), что все это вызывается стойкое недоверие. Мистика и детектив, конечно, вещь, которая может привлечь большую аудиторию к серьезному произведению (вспомним «Имя розы» Умберто Эко), но тут уж Питер Хёг пересолил. Вереница странных совпадений, множества неожиданно всплывающих из ниоткуда имен, невероятных злоключений, которые Смилла переживает физически, делают роман похожим на чтиво не самого лучшего сорта. В именах и тайных связях вещей я начала путаться уже к середине книге, а после нанесения Смилле разнообразных повреждений от ожогов до рваных ран ее не только не уложило на больничную койку, но и не остановило ее бодрый марш навстречу опасностям, вызывают ассоциации с боевиком, где главного доброго киборга не жалко (к тому же боевики я не люблю), хотя каждый раз перед чудесным спасением Смилла прощается с жизнью. Дальше — хуже: страшная научная сенсация, которая собрала всех злодеев и не-злодеев в Гренландии, вызвала у меня стойкую ассоциацию с «Секретными материалами», где на какой-то исследовательской станции все сходили с ума, если им в ухо заползал некий редкий паразит-мутант. От этого впечатления я так и не избавилась. Да и сам детектив меня удивил. Читать толстый том, чтобы узнать, что мальчик, умерший, так как он якобы спрыгнул с крыши, умер от того, что… спрыгнул с крыши!.. Я не сторонник того, чтобы автор думал за читателей, но он мог бы хоть немного подумать о читателях. Кое в чем Питер Хёг не виноват. Например, в том, что в начале 90-х, когда был написан роман, Смилла должна была трясти какую-нибудь архивную бабуську, чтобы что-то разведать, а в начале 21 века, когда роман перевели, ей достаточно было взломать нужную базу данных (да здравствует Сидни Шелдон и его «Если наступит завтра»!). Правда, готова признать, не все сведения можно добыть таким путем. Или в том, что Питер Хёг не обладает такими знаниями о снеге и льде, как Смилла. Кое-какие описания заставляют усомниться в том, что автор компетентен в снежном вопросе. Я никогда не была в Дании или Гренландии, но мне кажется, что снег хлопьями в мороз идти не должен, а вот в романе он идет.

В общем, в этом виде книга не моя. Признаю за ней свои достоинства, но если максимально вычистить сюжет, оставив побольше воспоминаний и рассуждений Смиллы и отступлений о снеге и поменьше мистики и чтива, то роман сократится и станет более увлекательным. Однако это всего лишь мое мнение, поэтому я готова понять тех, кто восхищен «Смиллой» (все-таки есть чем: затягивает, раз я дочитала), и призываю тех, кто не читал, но хочет, прочитать и составить свое мнение о романе.
Скрыть
14.09.2010 09:50:20

Ahimas
(рецензий 36 / оценок +260)

+20

У Хёга в главной роли Гренландия, детективное расследование смерти маленького гренландского мальчика ведется нехотя, без прояснения деталей, нарратив рваный, стежки событий иногда сшиты грубыми нитками, иногда они попросто развеваются на ледяном ветру своими махровыми краями. Стиль у Хёга скандинавский, не наивно-простой, как у Лу, не снобско-презрительно-интеллектуальный, как у Эггена, а предельно рациональный, литературные излишества отсутствуют даже в виде простых эпитетов. Сдержанное…

Читать полностью
У Хёга в главной роли Гренландия, детективное расследование смерти маленького гренландского мальчика ведется нехотя, без прояснения деталей, нарратив рваный, стежки событий иногда сшиты грубыми нитками, иногда они попросто развеваются на ледяном ветру своими махровыми краями. Стиль у Хёга скандинавский, не наивно-простой, как у Лу, не снобско-презрительно-интеллектуальный, как у Эггена, а предельно рациональный, литературные излишества отсутствуют даже в виде простых эпитетов. Сдержанное повествование касается всего, даже самые жаркие любовные сцены описываются при температуре повествования ниже минус 30 по Цельсию. Самое главное достоинство романа – отсутствие шаблонов и жанровых клише, очень оригинальный авторский язык, который сначала неуютно холодит, но, укутавшись под стать роману в меха, после пары сотен страниц проскользишь до самого, не совсем, правда, вменяемого, финала с наркомафией, астрономией и паразитологией
Скрыть
09.05.2010 11:33:28

Человек играющий
(рецензий 2 / оценок +20)

+17

«Смилла и её чувство снега» — одна из моих любимых книг. Несколько лет назад я проглотила её залпом, чего со мной не случалось со школьных лет. Это было самое необычное из прочитанных на тот момент произведений. Из-за обилия эмоций я не могла сказать что-либо связное по поводу книги; она стала для меня загадкой. Не так давно я перечитала «Смиллу» и созрела для того, чтобы написать свои впечатления об этой книге. Не рецензию (нет у меня таланта критика), но отдельные, порой не связанные между…

Читать полностью
«Смилла и её чувство снега» — одна из моих любимых книг. Несколько лет назад я проглотила её залпом, чего со мной не случалось со школьных лет. Это было самое необычное из прочитанных на тот момент произведений. Из-за обилия эмоций я не могла сказать что-либо связное по поводу книги; она стала для меня загадкой. Не так давно я перечитала «Смиллу» и созрела для того, чтобы написать свои впечатления об этой книге. Не рецензию (нет у меня таланта критика), но отдельные, порой не связанные между собой, мысли о книге без всяких выводов.

Этот роман привлекателен для меня прежде всего благодаря личности главной героини. Мне близко мироощущение Смиллы. И сама она мне импонирует, что большая редкость. Обычно литературные женские образы либо плоски и неинтересны, либо чужды мне по характеру и наклонностям (потому я часто ассоциировала себя с героями-мужчинами).

Полуэскимоска-полудатчанка Смилла Ясперсен — уникальный специалист по гляциологии. К 37 годам она не обзавелась семьёй, живёт на пособие среди маргиналов, что в глазах общества является признаком ущербности. Что меня привлекает в Смилле? Адекватная самооценка, понимание своих чувств и принятие их, необычное восприятие мира, рационализм, стремление к справедливости, любовь к порядку и математической ясности, страсть к тому, что делаешь.

Обычно герой европейского романа знает, чего хочет в жизни, и планомерно добивается этого. В восточном варианте распространён сюжет о герое, не задумывающемся о своих желаниях и плывущем по течению. В жизни зачастую не встречается ни то, ни другое в чистом виде. Понимаете ли вы свои желания? Знаете, как их достичь? Испытываете ли сомнения по поводу сделанного? У Смиллы нет чётко выраженной цели. «Мне многое было дано, и я ко многому стремилась, — говорит она. — Но в конечном итоге у меня не так уж много осталось, и я не очень хорошо знаю, чего хочу… Иногда мне кажется, что я делала то, что хотела».

Иногда чувствуешь себя наблюдателем за чужими жизнями, иногда кажется, что отбываешь повинность ради вознаграждения в будущем, которое всё никак не наступит. Мне близко следующее высказывание главной героини: «у меня слабость к неудачникам… Может быть, потому что я всю жизнь знала, что в некотором смысле всегда буду одной из них.»

Временами я чувствую себя не на своём месте. «Я никогда не научусь чувствовать себя уютно в фешенебельных местах. Каждый шаг я делаю с чувством, что ко мне в любую минуту могут подойти и сказать, что я не имею никакого права здесь находиться.»

Я разделяю отношение Смиллы к одиночеству не как к неудаче или клейму, а к одной из возможных (и приемлемых) форм существования: «К одиночеству у меня такое же отношение, как у других к благословению церкви. Оно для меня свет милости Божьей. Закрывая за собой дверь своего дома, я всегда осознаю, что совершаю по отношению к себе милосердное деяние.» Не все люди общительны по жизни, хочется читать не только о социально успешных экстравертах, но и о нелюдимых «братьях по разуму».

Хёг не обошёл вниманием депрессию. В обыденном сознании это состояние считается уделом слабых и беспомощных. Приемлемо погрустить некоторое время, после чего надлежит воспрянуть духом и отправиться совершать ежедневные подвиги, уверовав, что всё хорошо. Между тем, депрессия имеет общечеловеческую природу (по данным ВОЗ ей страдают от 4 до 10 % населения планеты), более того, только меньше 2% больных отдают себе отчет в наличии у них эмоционального расстройства. Мне нравится способ, с помощью которого Смилла пытается преодолеть депрессию. «Можно пытаться преодолеть депрессию разными способами. Европейский путь — надеяться, что можно, что-то предпринимая, найти выход из трудного положения. Я выбираю гренландский путь. Он состоит в том, чтобы погрузиться в чёрное настроение. Когда дело обстоит совсем плохо — как сейчас, — я вижу перед собой чёрный туннель. К нему я и иду. Я знаю, что пойдёт поезд. Обшитый свинцом локомотив, везущий стронций-90. Я иду ему навстречу. Мне это по силам, потому что мне тридцать семь лет. Я знаю, что в глубине туннеля под колёсами между шпалами есть крошечный просвет.» Вера в собственные силы — лучшее средство от безнадёжности.

Что удерживает такую личность, как Смилла, на плаву? Страсть к любимому делу. «Я получаю наслаждение от моря и льда, не чувствуя себя постоянно обманутой Творцом.» Редкая способность — чувство снега — несёт ей радость, вселяет уверенность в себе и (хотя это не главное!) придаёт ценность в глазах общества. Я искренне завидую людям, у которых есть любимое дело, ведь с ним так интересно жить. Я замечала, что любой человек преображается и становится красивым, когда говорит о своей страсти.

Если рассматривать «Смиллу» как детективный триллер, действие может показаться затянутым. Для меня это прежде всего роман об экзистенциальном поиске, в котором каждая деталь имеет смысл (и который бы не сложился без на первый взгляд излишних подробностей). Смилла не смогла найти себя на стыке культур и долгое время ведёт изолированное пассивное существование. Смерть друга, маленького мальчика, пробуждает её от оцепенения, заставив отчаянно, вопреки инстинкту самосохранения, кинуться в расследование. Что толкает её на это? Ведь поиск виновных не только не вернет к жизни мальчика, но и может привести к гибели её саму.

Людям свойственно испытывать тревогу перед лицом безразличного мира. Необходима некая структура, смысл жизни, который «внушал бы уверенность и чувство безопасности». Конечно, вовлечённость Смиллы в расследование не разрешает фатальный вопрос о смысле, но приводит к тому, что этот вопрос перестаёт иметь для неё значение. Хочется верить, что он не будет иметь значение и после того, как виновные найдены, а возмездие совершено. По крайней мере, роман внушает такую надежду.
Скрыть

21.11.2012 10:10:32

Выберите формат книги:

Добавить комментарий:

Добавить свой комментарий:
Имя:
E-mail:
Сообщение:
19 queries