Сэм Тэйлор: Амнезия

Сэм Тэйлор: Амнезия
Джеймс Пэдью счастливо и спокойно живет в Амстердаме. Однажды он ломает ногу и из-за гипса какое-то время вынужден сидеть дома. Эти дни в конечном счете меняют всю его жизнь. Джеймс становится одержим собственным прошлым - точнее, тремя годами из...

Автор: Тэйлор Сэм
Издательство: Эксмо, 2008 г.
Серия: Интеллектуальный бестселлер

Комментарии:

Zhanna (рецензий 1567 / оценок +12105) +4

Иллюстрации к книге.


03.02.2009 20:14:01 Шеляков Дмитрий (рецензий 39 / оценок +162) +1

Один за другим в русском литературном пространстве появились «Авиатор» Евгения Водолазкина и «Калейдоскоп. Расходные материалы» Сергея Кузнецова - романы, в которых память, забвение, воспоминание играют поистине ключевую роль. Преодоление социальной и персональной исторической амнезии в этих знаковых текстах осознано как реперная точка момента. Об этих романах уже много написано и будет написано ещё. Я же хочу вспомнить о замечательном романе британского писателя Сэма Тэйлора, который так и...

Читать полностью Один за другим в русском литературном пространстве появились «Авиатор» Евгения Водолазкина и «Калейдоскоп. Расходные материалы» Сергея Кузнецова - романы, в которых память, забвение, воспоминание играют поистине ключевую роль. Преодоление социальной и персональной исторической амнезии в этих знаковых текстах осознано как реперная точка момента. Об этих романах уже много написано и будет написано ещё. Я же хочу вспомнить о замечательном романе британского писателя Сэма Тэйлора, который так и называется - «Амнезия», шедевре интеллектуальной прозы нулевых.
«Амнезия» Сэма Тэйлора - удивительный текст, где постмодернистская игра чудесным образом сочетается с подлинностью интонации, проживанием мира в акмеистическом смысле: «Любите существование вещи больше самой вещи, а своё бытие больше самих себя» (О. Мандельштам).
Герой романа Джеймс Пэдью по-акмеистически укореняется в мире подробностей, вещей и деталей. Мир Пэдью плотен, вещественен, эмоционален, экзистенциально беспощаден. Интертекстуальные пространства романа многолики, так же, как и у Сергея Кузнецова в «Калейдоскопе», где в приложении приводится список литературы.У Тэйлора это тот же Борхес (контр-эго Кузнецова), Кафка (контр-эго почти лауреата Нацбеста Однобибла), Набоков, Ортега-и-Гассет и пр., и пр.
Поэтому роман и заканчивается обильным «я список кораблей прочёл до середины». Текст структурно и сущностно цитатен, так же, как и у упомянутых русских авторов.
Память, абсурд, лабиринт и другие архетипические маяки сопровождают сюжетную жизнь Джеймса Пэдью (к слову, как и героя романа «Авиатор» Иннокентия Платонова). «Костыли памяти», «эйфория памяти», «лабиринты памяти»…лишь малая толика определений художественного тренда романа. «Метампсихоза» - морок воспоминаний - томит и ведёт Пэдью в дебри подсознания, метатайны, которая необходима как воздух. «Мир представляется Вам хаосом, потому что вы не любите его, Вам никогда не найти ответа, потому что Вы не помните вопроса», - замечает астролог Джеймсу.(Как это по-русски, не так ли??). Попытка упорядочивания мира -это своего рода выбор, стоящий и перед Пэдью, и перед Иннокентием Платоновым, и перед героями новелл Кузнецова. Выбор этот - между традиционалистским (таким,как бытие Мартина Твейта в «Манускрипте») и постмодернистским бытием с его гедонистической игровой вседозволенностью, «бесцельностью, сползанием в никуда».
Сюжетным импульсом движения Пэдью становится перелом ноги (замораживание у Водолазкина, калейдоскопическая фрустрация у Кузнецова), перелом сознания, слом повседневной сетки жизни, где секс, женщины, еда, развлечения темпо-ритмично сезонны (см. «Весна, лето, осень, зима» Ким Ки Дука).
Пэдью пускается в путешествие, возвращаясь в город прошлого (буквально то же у Водолазкина и Кузнецова),восстанавливая осмысленные связи с миром, реанимируя себя опытами памяти, войдя в лабиринты памяти и загадок, ниспосланных новым домом, новой тайной. Джеймс Пэдью одержим манией расследовать дело о самоубийстве студента Йена Дейтона (криминальный мотив у Водолазкина тоже наличествует). Слежка за домом и работа в доме, где обитал Дэйтон, приводят Джеймса к находке Манускрипта с историей о юном детективе Мартине Твейте, попавшем на удочку страсти к объекту слежки - Анжелине Вьерж, падшему ангелу, девственнице-шлюхе (тема манускриптов звучит и у Кузнецова - в этом оба они ученики Эко).
Амбивалентность, свойство предсказуемой неожиданности, определяет инициальные диады романа: имена подозреваемых зеркально-аннаграмматически перекликаются друг с другом (тоже русская тема и ментально, и литературно). Мартин Твейт -Малькольм Трюви (МТ), Ивэн Доуз - Иен Дейтон (ИД), Анжелина Вьерж - Анна Валери (АВ) и т.д.
История 1893-го года и история 1993-го года наложились друг на друга в безотчётном помигивании.
«Ни один образ не бывает окончательным - все перемигиваются, создавая чистую мнимость» (Ортега-и-Гассет). Ну тут просто, друзья, пандан и Водолазкину, и Кузнецову.
Дубликация имён, времён, ситуаций становится не только структурным ядром романа, но и смысловым якорем сюжета, филигранно курсирующим между беллетристическим и философским дискурсами (к месту пришёлся и Томас Риал, последователь Декарта, солипсист, укладывающий типологию жизни в форме диалога борхесианства и ларкинизма как крайностей пустот рационализма и хаоса иррационального).
Двойничество, тройничество героя Джеймса Пэдью объясняется просто: «Лучше знать, что ты убийца, чем знать, что тебя нет». Ровно об этом написаны и романы Водолазкина и Кузнецова. Жажда аутентичности доводит героя до последних столпов. «Детективные истории нужно читать с конца», - замечает Джеймс. Но финал пути, как положено в лабиринте / калейдоскопе, возвращает нас к началу. Имя, реальность, самость обретены, но как, какой ценой и каким путём - оставим это на откуп читателям этих трёх разных, но схожих романов. Финал-искупление за амнезию, за «вспомнить всё».
Искупление, дающее возможность и право жить настоящим, таким, где «Сердце моё снова стучит в доме двадцать один по Лав-стрит»(«Амнезия»Тэйлор). Или таким, где можно снова и снова гадать: «…как вы думаете, что же всё-таки будет дальше? Я имею в виду - с Россией. С Путиным, с этими девочками, с Навальным, со всеми нами?»(«Калейдоскоп»Кузнецов). Скрыть 06.07.2016 09:40:17 Флинкс (рецензий 1626 / оценок +981) +1

Содержание

1. Гипс....................9
2. Место преступления......55
3. Манускрипт в стене......133
4. Машина времени..........217
5. В центре лабиринта......287
6. Черная коробка..........331


03.02.2009 18:08:41

Выберите формат книги:






Добавить комментарий:

Добавить свой комментарий:
Имя:
E-mail:
Сообщение: